cs_CZ de_DE en_GB es_CU fr_FR hr_HR hu_HU hy_AM ka_GE pl_PL ro_RO ru_RU sk_SK uk_UA 

Метод устной истории

Рассказанная «Память народа» или что такое метод устной истории

Магистр Давид Вебер,

историк Института новейшей истории Академии наук Чешской республики

Устная история - один из исследовательских методов, используемый самыми разнообразными социологическими и гуманитарными специальностями, как, например, история, социология, антропология, этнология, политология, психология, теория музыки или история искусств. Используется также широким кругом исследователей и интересующихся, находящихся как между этими специальностями, так на грани науки и любительского интереса.

Если бы мы хотели дать устной истории более конкретное теоретическое определение, оно звучало бы приблизительно следующим образом: Речь идет о ряде разработанных и постоянно развивающихся и создаваемых методов, с помощью которых исследователь в области социологических и гуманитарных наук получает новые сведения, а именно на основании устного сообщения лиц, бывших участниками или свидетелями данного события, процесса или эпохи, которые изучает исследователь, или лиц, чьи индивидуальные воспоминания, мнения и взгляды могут обогатить знания исследователя как о них, так о рассматриваемой проблеме вообще.

Устная история как микроистория

Для устной истории характерны одновременно несколько черт, отличающих ее от других методов научной работы. В первую очередь речь идет о качественном методе исследования, для которого типичен демократизирующий подход к истории. В отличие от других методов, таких, как, например, традиционная политическая, экономическая, социальная или военная история, часто работающая с «неустными» источниками, устная история пытается «дать слово» игнорируемым (так называемым «неисторическим») слоям общества. Таким образом, она больше отражает так называемую «малую историю» (микроисторию), индивидуальные воспоминания, историю, создаваемую «снизу» (history from below), ежедневную жизнь и т.д. В таком случае качественным исследованием считается такое исследование, которое сообщение отдельной личности рассматривает как самобытную познавательную едницу и не пытается его содержание обобщить при помощи количественных (статистических) методов в более крупные комплексы.

Это ни в коем случае не означает, что количественным подходам, проводимым при помощи статистик, опросов общественного мнения и т.д., нет места в изучении прошлого или что они с точки зрения исследовательских методов менее ценны, чем качественные подходы. Как направления, тяготеющие к  социальному и экономическому подходам, с одной стороны предпочитают в своем историческом исследовании методы количественные, так устная история с другой стороны в первую очередь работает с рассказами, как продуктами качественного подхода, при этом, естественно, стараясь широко отражать и результаты, полученные другими путями (например, на основании архивного исследования). Оба подхода имеют свои плюсы и минусы, поэтому только сочетанием обоих можно получить «максимально объективную» картину прошлого.

Говорят ли свидетели всегда и во всех обстоятельствах правду?

Важным вопросом является часто подчеркиваемое отношение устной истории к так называемым объективным фактам. В традиционном подходе (не только) исторических наук, историк-исследователь на основании сбора, анализа и сравнения данных, приведенных в различных типах источников (прежде всего письменных, но и вещественных, иконографических и т.д.), с помощью «объективных фактов» пытается восстановить картину прошлого «такой, какой она была на самом деле». Свое окончательное видение он сообщает в виде частного разбора или финальной монографии профессиональной и любительской общественности.  Взаимодействие между историком, наукой и общественностью проходит не в вакууме, а в условиях реального мира, не говоря уже о том, что в подобных же условиях возникают  те самые остатки прошлого, которые служат одним из оснований в (вос)становлении истории. Предпочтения в выборе источников, способа их обработки, интерпретации, а позднее презентации и общественной реакции на исследовательские результаты, способствуют возникновению, например, разрозненности в «исторических школах» и подходе к изучению прошлого вообще, которые, однако, постоянно изменяются и развиваются. Именно поэтому в свое время отрицалась работа с устными источниками, казавшимися по сравнению с другими (например, письменными), «слишком субъективными» (то есть не заслуживающими доверия). В любом случае справедливо то, что данные, полученные на основании индивидуальных сообщений, невозможно рассматривать через призму количественных мерок, годных в работе с другими типами источников.

Беседы состоят из сочетания пережитого отдельной личностью, обстоятельств повествования, личных мотивов опрашиваемого, отпечатка, накладываемого временем. Поэтому содержащиеся в них данные по сравнению с другими источниками по существу своему субъективны. Тут же отметим, что эта особенность не воспринимается исследователем из области устной истории как недостаток, наоборот, как неотъемлемая часть и качество, из-за которого именно и проводятся беседы со свидетелями. Посредством устной истории историк, таким образом, получает новую информацию, знания и факты, которые обогащают, расширяют или корректируют его существовавшее до сих пор представление об истории. Благодаря пережитому и переданному устами свидетеля, историк получает возможность придать своему описанию истории более индивидуальный характер.

 

Устная история как субъективная оценка истории

Наибольший  интерес для устной истории представляет исследование человека как человеческого существа посредством фиксирования, анализа и интерпретации его вербальных и невербальных сообщений, при чем с точки зрения теории познания, все виды «сообщений о прошлом», несмотря на свои плюсы и минусы, равны. Начиная документальным материалом и статуей крупного политика, продолжая материалами органов госбезопасности и граммофонной пластинкой, заканчивая стенгазетой или спамом в электронной почте. С этой точки зрения для нас стираются четкие границы в часто черно-белом восприятии различия между так называемыми объективными и субъективными источниками. В историографии подобный путь должен проходить между продуманным использованием максимума легально доступных и этически честно добытых и использованных источников, как письменных, так изобразительных, вещественных, устных, аудиовизуальных, или, в конце концов, тех же «виртуальных» из Интернета.

В любом случае необходимо отметить, что основной предпосылкой для работы с устной историей является уважение к человеку как к личности со всеми вытекающими последствиями. Речь идет в общих чертах о двух взаимосвязанных плоскостях уважения: плоскость профессиональная и теоретически-методологическая; плоскость этически-юридическая.

Именно этот комплексный подход отличает устную историю от остальных, менее профессиональных или абсолютно ненаучных подходов к работе с беседами и устными сведениями вообще. Не соблюдая эти принципы, не только крайне затруднительно достичь серьезных результатов в исследовании, но к тому же исследователь ошибочными действиями рискует своей профессиональной и личной репутацией, не говоря уже о возможном судебном разбирательстве и юридических санкциях.

ВОЙТИ В ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ КАБИНЕТ

Логин:Пароль:

Регистрация в исследовательском кабинете

Забыли пароль?


СДЕЛАТЬ СТАРТОВОЙ СТРАНИЦЕЙ  | RSS  | КОНТАКТЫ  |  (c) 2000 - 2017 Post Bellum